Вы здесь

Версия для печати
Ключевые слова: Василий III, Максим Грек, Афон

Послание Максима Грека великому князю Василию III Ивановичу об устройстве Афонских монастырей.

1518–1519 гг.
Российский государственный исторический архив
Ф. 834. Оп. 4. Д. 4025. Л. 126 об. – 141 об.
Подлинник.

Подпись-автограф Максима Грека.

Опубл.: Синицына Н.В. Послание Максима Грека Василию III об устройстве афонских монастырей (1518–1519 гг.)//Византийский временник. М., 1965. Т. XXVI. С. 128–136 (по списку ГПБ с основными разночтениями по списку РГИА); Преподобный Максим Грек. Сочинения. Т.1. М.

В сборнике Пафнутиева Боровского монастыря.

«Изложение отчасти пребывание и чина сущих и Святей горе
святейших монастырей общих и глаголемых особных
и отчасти сказание, яко ие от человек ниже человекы,
но от божественаго промышлениа
и помощи съблюдается гора она до днесь

Понеже убо крепкое и многохвалное господство твое, в царех благочестивейшии и самодръжче божественейший Москвы и всеа Росиа великый княже Василие Иоанновиче Палеологе, въпроси множицею нас смиреных о пребывании и о устроении сущих в Святей горе честных обителей, яже еще съблюдаються божественою благодатию, изволися мне благословно изложение некое отчасти сътворити к твоему величьству, едино

убо да сие извещу о всей истинне, второе же и да иже завистию и ненавистию оклеветати хотящих честнаа она и боголепнаа божиа жилища възъущу и в покаание тех приведу их дръзоглаголание, аще и отнюдь възмогу сие съделати, понеже разума завистию и ненавистию единою потоплена преложити покушатися веема неудобьтворимое да не глаголю невъзможное есть.

Възвещу же уложениа и образы и създателей тех не всех сие бо

не точию мне невъзможно, понеже ниже сам сиа от иного слышах, но и мало имат полезное, но еже в всех просте жительствуемый чин же и устроение в чем и како межи собою разньствують, любоистиннейше излагаю о бозе сведетели, ничто же развратив истины, възвещу же сиа въкратце, сиречь два токмо предложив: единаго от особных монастырей и от общих единаго, аще бо который в сих дву жительствуеть чин и устроение, и в прочих всех той же узрится.

Начну же сице некако. Гора убо Афон преименована последи гора

Святаа ради пришествиа, бывшаго в ней древле, якоже древняа весть предаеть, еще 4 живе богоматери, егда к Кипру прехожаше видети Лазаря, и ради крайние добродетели и святыни подвизавшихся божественых мужей в ней древними времены. Есть убо гора Македонии Селунскаго краа

к морю, яже простирается внутрь моря к востоком на сто връст, якоже непщую, яже от пръваго вхожениа еже в неа, его же сице некако глаголем Мегалин виглан, сиречь Велиа стража, въздвизается от земля въсхожением жестоким же и острейшим, яко поприщь единаго и пол, от него же пръваго вхожениа донеле же скончается в крайнейшея горы части – на болшее присно и въздвизаеться и утолстеваеться и холмы и хребты высочайшими

и частьми съгнетаема. В крайнейшую же часть горы на толику

высоту въземлеться много, яко въсходящих в крайнейшее еа верха, аще убо ведрить въздух – видети доброчестнейший остров Еврип отстоаще далече от Афона, яко поприщь двесте и вяще. Но и древний писатели глаголють, яко егда преклониться солнце к западом, достизаеть сень краа верха Афона в острова Лимнос 6 далече отстоащаго яко поприщ 60, который верх до дву поприщь близ к нижней стране есть всенаг камень ради зелныа студени, яко не обретатися что ино тамо, разве трава некаа малейшаа в каменных щелех, в безсолнечных же удолиих, сущих под връхом еа, обретаеться снег весь год.

[О вели]цей лавре. Под крайнею убо ногою горы к морю, еже к востоком, на месте равне убо, елико мощно есть, обаче жестоце зелне и каменне, создана есть божественаа в истину и царскаа великаа Лавра преподобнаго и богоноснаго отца нашего Афанасиа Афонскаго, долга и уска, стенами высокыми и толстыми и столпы крепкими округ огражена. Создатель же тоа бысть иже в царех приснопомнимый Никифор Фока, его же уби Иоан Цимисхис. Лежит же сиа священнаа и честнаа обитель прямо к вешним въстоком, коа древле убо, егда благоденьствоваше, общее житие съблюдаше по божественых преданиих преподобнаго отца Афанасиа. Последи же от грех наших изнемогши и сиа, якоже и прочий, и не могущи питати общежителне своа чада многа бывшаа и попечение тех в всем творити – съвет съвещаша зело мудр и добр, възложив свою нужу священному собору пресвятейшаго патриарха Констянстиняграда и прощение оттуду прием, раздели по келиам чада своа по два и по три и по четыре, дающи им на всяк день хлеб доволен и сочиво и от сада своего зелие всяческое, и на келию подаде толик виноград и толики маслици и инаа некаа плодовитаа древеса, яже сами тружающеся и добре делающе изобилують присно и вина и елеа и всяческых овощев, от них же доволнаа себе съхранивше, преизлишняа продают; иже неискуства ради или и немощи не могущим братиам сиа делати, ова же и туне немощнейшим дарують. Не в сих же точию упражняются иже на вся преподобнии, но и хитрости всяческиа делають и рукоделиа: ов убо сапожник, ов же ковачь, ин же швець, другый же древодел, ин же здець, ин же точить сосуды, другый на холмех древеса сечет и доски скоблит и брусиа, ин прядет и вязеть клобуки и пояски, другий пишет, ин переплетает, другый сад делаеть, ин же виноград добре делает, другый рыбы ловит и сети плететь, и сим чином кождо и себе питает и другаго, но и того приемшую духовную матерь честную глаголю обитель от своих потов лишену прохладил. Сице убобратиа живуть в себе и обитель изнемогшую ничим же отягчают, но и паче облегчають и упокоают от преизлишних попечений, якоже неции матерелюбцы дети престаревшую матерь старость питающе, не до сего же к ней показуют любовь, но и на множайше сию простирают. Егда бо сетвы время настанет или жатвы или гроздособраниа или рыбъловитва или зданиа и обновлениа некоего нужа понужает, которую братию иже по временех преподобнейший игумен с честнейшими старци събора изберет, да ови убо пристоат делом, ови же повелевающим служат и покоряються абие с усердием многым и душевным веселием под иго послушаниа подтицают и ови убо на брег устремишася к еже превести от пашня жито, еже инии предшедше в житница събраша. Друзии же чресла своа мужествене препоасавше и яже к потребе пригоднаа орудиа в руках приемше, наставнику и вожу обители строителю последующее честне, господеви поюще и веселящеся духовне на предлежащее им делание устремишася; и сие не бываеть единою или дважды на год, но присно и непрестано, – едина работа другой последуеть, и един труд другаго присно приносит, и инне убо в моритружаются, инне же на земли злостражуть, некогда убо ради нужныа потребы монастырей, некогда же ради неправедных вин и злохитръств, яже нечестивии от лихоимственаго изволениа и зависти на благочестивых сътворяют, оних же аще и в темницу въвръзатися нужа будет и в юзы благодушие сиа облекаются чюднии и о тех веселятся мучениа образ непщующе бываемаа, иже и аще толикыми труды и бедами ради еже о Христе любве облиаеми во всем животе своем, обаче ниже сице ниспадають, ниже утомляются, но аки некий адаманти мыслении непобедими пребывають и оно едино приобретение помышляюще, аще своею смертию честных обителей съставление искупити възмогут, како убо неправедно есть всякого благочестиваго христианина отвсюду тем състрадати истещи всею силою и сподвизатися добрым сим подвигом и спасителным еже отнюдь твоему благочестию в попечение будеть, понеже и над всех имаши прием дань от бога добродетель победителнаа. Но пребывание убо и труды обретающихся богоносных мужей в лаврах Святыа горы, их же пръваа есть честнаа обитель преподобнаго отца нашего Афанасиа, таковое есть въкратце рещи и истиннолюбне, в ней же обретаются мнихи некогда убо 200, некогда же и множайше.

Втораа же по сей есть божественаа и священнаа царскаа обитель пресвятыа богородица Благовещениа нарицаемаа Ватопедин, яже и лежить к полунощней стране горы выше от моря, яко стрелы испущение отстоаща, стенами и сиа высокыми и столпы 9-ми округ огражена в образе триугловидне, толико кратчайшаа 32 священныа Лавры преподобнаго отца Афанасиа суща, елико она тоа есть теснейша. Оьздатель же тоа бе, яко приахом от блаженых отець, Ватос некто от Испаниа, брат великаго Феодосиа, тем же и древнейша много есть священныа Лавры, понеже Феодосие древнейши Никифора. Но морьское воинство безбожных Аравии тогда владычьствующих нашед, опусти ю и множайшиа красоты лиши, и на лета доволна пребыв пуста, обновися паки при царстве Никифора Фоки прилежанием и сребром пять некых велможь андрианополскых, иже и мнихы бывше в той же честней обители, освящением от бога прославишася; скиптра же греческых царства, иже в царех гіриснопомнимый господин Андроник Палеолог твой праотець прием многаа благодеаниа от яже в ней чествуемыа иконы богоматере множицею прием, яко же сам исповедаеть в своем златопечатном слове. Многыми и великими благодеании сам и иже по нем царствовав господин Иоанн сию укрепиша и на пръвую еа красоту пакы приведоша благодатию и помощию еже в ней почитаемыа всечистыа богоматере, ныне же и сиа изнемогши подобным образом, яко же и священнаа Лавра, зане лишени быща сии яже от царей и благочестивых деспот благодеаниа. Подобное и сиа пребывание и чин и жителство по всему жителствуеть, яко и священнаа Лавра, и та же паки глаголати не подобает: все бо, что речено бысть мною тамо о трудех и напастех и ревности божественыа и тщаниа и усръдиа еже на дела, тако же и о хитрости и сообщениа еже в немощнейших братей безразньствене и в той священней обители Ватопеди обрящеши исполняема; разньствует же сиа от оноа множьством иноков в 300 бо сиа умножаеться, и местоположениа имат кратчайшаа и зело веселителна, тако же и недро морское, сиречь пристанище много и кругловидно, вод же не толико изобилуеть, елико Лавра. Но особых убо обителей две сии честнии обители суть доволнаа образованна жителства подобных тем.

От сущих же у нас в истинну общежителей пръваа и в истину чист от особства есть в греческых убо честнаа обитель честнаго Предтеча, яже нарицается Дионисиева, в блъгарскых же и сербьскых честнаа обитель великаго Георгиа, именуемаа Зографова, от них же единого съжитиа изложивше, доволне покажем аки образом и прочих. Едино бо и в тех пребывание и та же заповеданиа, аще и друга другую разньствует по тщанию или нерадению тех предстателей, движимаа бо присно человеческаа суть и невъзможно в тех же всегда съблюдатися мерах.

Повествуемо убо есть мною священныа обители Дионисиевы известное съжительство, понеже множицею тамо приидох и тех равноаггелное житие известнейшее познах, неже иных, елико убо познах, сие реку любоистинне. Сиа убо честнаа обитель създателя име преподобна некоего Дионисиа, тамо подвизавшася, трапезонтянина родом и брата бывша иже тамо тогда митрополита създана есть и сиа под малым глаголемым Афоном к полудни на камени высоце доволне от моря, обаче не толь велика, якова ныне зриться, но малейша; последи же при наших днех распространися расходы святейшаго патриарха Нифона, иже в ней житие скончавшаго преподобие и освящением от бога прославлыпася; стенами же крепкыми всюду огражена, имат же посреди церковь единовръхну краснейшу честнаго предтеча Рожество празнующи; его же окрест братей келиа двокровны же и трикроны, обитают же братиа яко 95, а не болши, общее житие от начала имевше и даже доселе пребывающе чистейша, яко ниже до иглы, по реченому, власти дръжати в келий, кроме изволениа настоащаго, иже единомыслене вся, яже обители исправляюще непрестанно тружаються и внутрь и вне и на земли и на мори, яко же и живущей в святейших Лаврах, тии же суще и корабници, и посланници, и винограда делатели, и земледелатели, и строители, и келари, и хлебници, и повары и всякую просте службу и потребу обители усръднейше исполняюще, ничто же нигде от общих вещей братьства отнудь усвоающе, но паче прибавляти присно сиа тщатся. Толико же тружающеся ниже духовных нерадят трудов, аще пригоднаа места точию имуть, идеже аще прилучатся тружающеся, егда настанеть время песнопениа, от дел преставше, псалмопение съвръшают священником тем присно споследующим. И обычай общаго житиа правило повсюду съблюдают, сиречь понедельник, среду, пяток единою ясти без масла, вина и рыб и 300 поклонов на всяк день творити. И яко же тии по вся обители служат, сице паки обитель тех и безсребрене приемлет и постризает, ничто же ино от них истязавши, точию от всеа душа вконец послушание и благопокорение. Аще некы от приходящих приносит с собою сребро, не истязуются сиа нужне или аки о согласии въклада; да не буди таковое сребролюбие и безместие, но сами, яко уже чада обители бывше, самоизволне и свободне сие принесуть богови и братству. В Лаврах же аще кто от своего изволениа покоа своего ради или памяти ради своих прародителей принесеть сребро, приемлють сие отци и покоят его в келий ключиме и подають ему и виноград, и сад, и вино, и елей пръвый год, дондеже уплодит его виноград, и сотворят его свободна от тяжких служеб и по всех в покое пребываеть, иже аще производить, в монастырскых потребах служить. Ниже сребро нужне истязуеться отцы, ниже аще не дасть, изженуть его; не буди таковое братоненавидение, но и приат бысть любезне в монастырь и упокоен бысть добре, наипаче лучше имеють единаго трудника брата, неже десять въкладщика; в киновиах же вкладщики не именуются, но равне вси тружаются кождо по своей силе и възрасту и равне вси от обители имуть и одеаниа и обувениа доволнаа в весь свой живот, оно же ведати должни есми, яко аще и равне всех тружатися рехом.

Но есть и в тех некое различие и разсужение потребное – честнейший бо от братиа, елици искусством вещей и разумом украшени суть, монастыря правление и братии предстательство со игуменом устраают, иже и старци съборныа именуются, суть же сии десять или двенадцать; отнюду же и коих убо тии испытают от среды их, онех и посылают аки наставники и началникы всякиа потребныа службы, имеющих под собою братии доволно, иже и послушают тех и всяко служение исполняют тем; священници же и диакони вся церковнаа со всем прилежанием и честию исполняют; средний же тех, сии убо в сих, друзии же во инех упражняются делех, яко же рехом, и что по единому сиа глаголю, никто тамо празден видиться пребываа, никто же не в постоании 54 колеблеться; но аще въсхощет некто к иной обители преходити — не попущается; аще же утаився избежит, призывается многажды от игумена своего, и аще не послушает, тогда под юзами отлучениа его полагаеть, он же отлучениа боязнию наказан, възвращается в свой монастырь и своему пастырю повинуеться, еже подобает везде хранитися и преступаемое исправлятися, благому владыце всегда радующуся о исправлении своего наеледпа. Но убо о благочинии и житии иночьском Лавр и киновии толикаа довлеют, могуіцаа и прочаа участие показати, яже мы изволением преходим ради продлъжениа.

Ныне же о общем всеа Горы правлении я их единомыслии речем, но преж даже сиа начнем, потребно непщую изьявити места образ, в нем же собираеми вся Святаа гора о общих ползах советують. Ведомо же да есть, яко средине хребту Горы начинающу от самыа Великиа стражи и посреди всю гору разделяющу и на коейждо стране удолиа превелиа и потоки творящу, от них же множайши ради глубины и лесов отнюд непроходимы суть, под страною еже к северу тоа хребта простирается и аки изливается равно некое место и водами изобилно даже до брега морскаго и многыми иными красотами и украшении украшаемо, то место именуеться Карее – или зане орешыны великиа пред монастырем отдревле насажени суть, или зане Каре, сиречь главы всеа Святыа горы место то показуеться, зане тамо от всех монастырей събираются преподобнии игумени о укреплении и потребе всех [совето]ватися. В том месте создана есть священнаа и честнаа Лавра всепреподобнаго отца нашего Прота, в ней же божественаго успениа вышеестественое таинство богоматере празнуется; стенами и та от вне огражена, но ветхыми. Есть же в ней церковь посреде прекраснейша и превелиа и много старее Святыа Лавры преподобнаго Афанасиа. Округ же того священнаго монастыря Протова на лици равнины тоа разсеаны суть келий и столпы и кафисмата, сиречь малыа общины, и многы и нарочиты божественых мужей и подвижников в себе имеющиа и церкви, вне же винограды и краснейшиа сады всеразличныа овощи приносящиа.

Келлии же те разсеани в ските Карейском, ови убо суть всепреподобнаго Прота, инии же тамо изначала създани от преподобных мужей, инии же священных монастырей суть, от них же множайшии продаются хотящим на месте том пребывати, и на толики лица купяться и на два [и три], яже умръшим купившим паки възвращаются под власть монастырскую.

В том месте събираеми преподобнии игумени и честнии старци Святыа горы межь себе советують и лучшаго иже священством и искусством вещей светлейши будет ис тех избравше власть еже быти пръваго всем иным и главу ему дадут, Прота его именовавше, оттого и место Прота то именуеться. Егда убо случиться нужа велиа всей Святей горе, тогда обретаемый всепреподобный Прот посылает два мирскых делателей по всем монастырем, дав им грамоты, кои от единыа страны писаны греческы, а от другыа болгарскы, кои и разделивше себе, всю гору Святую обходят по всем монастырем, показующе игуменом грамоты Протовы, тии же абие своих монастырей старцев събравше и Протову грамоту пред ними прочетше, посылають в Карею на утрений день их же от среды себе изберут, иже тамо дошедше и с Протом седевше о них же подобаеть советують, или тамо дело исправиша, или мнихов достойных от среды избравше, вне к владящим послаша к коемуждо граду треба будет, давше им и сребро доволно и братию на службу. Сребро же приемлють от общины от приносимаго бо сребра от вне, и еже благочестивии милостыня ради посылають, съблюдають часть себе, у Прота да имеют на общую службу всеа Горы, Проту же по вся годы на праздник Успениа пречистыа дають монастыри толико мукы и елеа и вина и воска. Тако же и кождо монастырь длъжен есть дръжати тамо единаго клирика на пение церковных правил, а питаеть коегождо свой монастырь, а пребывают тамо до года или дву кождо по своей силе и тако пременяються. Но коа убо о всепреподобнем Проте и о его съборе толика и таковаа суть въкратце глаголати.

Еще же о уставленых великых службах в Лаврех глаголавше, каково коегождо служение есть, повесть сице заключим. Обычай убо великым Лаврам есть, тако же и меншим монастырем събор имети честнейших старцев, яко же предрекохом, кои с преподобнейшим игуменом седяще, вся монастырскаа с богобоязньством и прилежанием управляют, восмь некоих началных и велиих служб уставивше в монастыре, от них же перваа служба по игумене еклисиархис есть, потом типипарис, третий съсудохранитель, четвертый иконом, пятый болных назиратель, шестый дохиариос, сиречь келарь, семой трапезарь, осмой хортулариос, сиречь скотоблюститель; хлебъня бо и житници и подобнаа тем аки мала суща не съчитаем не яко неключимаа, но зане таа осмь чин дръжат началный и имеют под собою служащих их повелением, а 64 таа не тако, но тии собою потребнаа делають.

Еклисиарха убо сущее дело есть попечение имети церковнаго благолепиа и священничьскаго благочинства и пригожьства, иже и на соборех всегда близ игумена седить и на клиросе тако же от игумена пръвый стоит; того ради игумену преставлыпуся или игуменство оставлыпу той избирается в игумена; той же и в внешних и внутрених монастырьскых послужениих настоательствуеть и братию подвизаеть и место дръжить игуменское в всем, егда тому не сущу, иже и посох дръжить в таковых службах. Типикар же священник, и той сый избирается от собора честнейший и доброречив в священникех и устава церковнаго паче искусен, иже имать под собою новоначальных два или три их же и наказуеть всякому служению и благочинию церковному; тии егда послужать доволна лета и искушении аще обрящутся достойни священства и хиротонисаються диакони, и в диаконстве пребывше елико время игумен с собором искусить, совръшаються в священники и в священстве просветившеся приводяться в чин уставщика и еклисиарха и игумена.

Уставщик убо яко рехом пръвое попечение имат хранити с прилежанием чин устава иерусалимьскиа церкви, дався съвръшаются полнейша в свое время, бдениа на бдениих, славословие на славословиих, и да един кождо тръжественый празник имат уставленое исперва просветление и светлость духовную, господскаа господскы, мученичьскаа мученичьскы, преподобных преподобие. Второе же его дело говорити полунощница велегласно да три псалмы предекса псалмы, и пръвой час и третий и шестый и девятый и мефимон, но служба уставщикова такова есть да вкратце реку.

Скевофилакс же свою службу имат хранити божественна и священныа съсуды церковныа, коа и износить на господскыа праздники в славу божию и благолепие божественаго дому его и в память вечную освятивших таа приснопамятных царей и деспот. Еще дело его есть по списком взимати събираемое от вне сребро от господарей и князей и от всякого православнаго христианина. Той же съсудохранитель, егда повелится от игумена и от всего собора, раздаваеть потребныа расходы и должен есть по щти месяцех дати росчет приходов и расходов.

Иконом же свое дело имать настоати над всеми службами внешними и внутрьними монастырскымы и виноградных делателей управляти и пред враты монастырскыми о наемницех сущих попечение имети, да имеють потребную пищу в вечер, заутра посыл ати их ид еже дело будеть монастырское. Еще дело его есть приходящих иноков и мирян на поклонение в монастырь въводити в онь и поставляти пред игуменом, аще честнейши будут, или глаголемому гостиннику, иже и приемлеть их в гостинницу и покоить их елико дней пребудет в монастыре.

Носокомос свое дело имать настоати болнице и попечение имети о болящих братиах в всем; болница же есть дом велик отделен внутрь монастыря, келлиа имеа и вся потребнаа в них же хотящий от братиа егда болезнують тамо приноситься и тамо врачуются с всякою любовию. Имать же и храм внутрь краснейший святых Козмы и Домиана безсребреник, в нем же непрестанно поется служба за братию болящую.

Келар же свою имать службу въсприимати в келарницю коаждо снеднаа суть кроме хлеба и вина, коа и раздаваеть братии по игуменскому и его собора велению.

Трапезар же свое дело имать дръжати хлеб и вино и раздаати таа братии по вся дни, не сам пекучи хлебы, но повелеваа хлебнику да приготовить всегда хлебы; той и в трапезе служить братии с многими, иными подружник.

Скотоблюстителя же дело есть над безсловесными животными, сиречь над конми и мсками, имеа под собою пастухов и служебников доволных на послужение и управление тех.

Сими убо осмию болшиа службы игумен и старци събора управляють добре вся монастырскаа благодатию господа нашего Иисуса Христа и заступлении пресвятейшиа владычици нашеа богородици, коа и избрание испроси место оно от единороднаго сына еа и бога, да пребудеть в век ей наследие избранное и освященное, яко же яве слышим в житии преподобнаго отца нашего Петра афонскаго, иде же великий Никола и Симеон богоприимец егда изведоша его ис темници, научиша его, где подобаеть ему иночьский подвиг съвершити, Афона быти рекше, его же самаа богомати в обитание себе избра и что треба есть многых словес, иде же сами вещи показують истину. Колици бо горы и пустыни и места на встоце и в Европии и в Ливии и в Палестине и при Иордане от мних обитаема древле и в крайнюю славу и в благый слух дошедши, завистию злоначалника диавола руками варварскими отнюд запустеша! Сиа же судбами, ими же бог весть, съхранена есть в Европе невредима и аще и безчисленых имат борющих еа от моря и земли. Но откуду ей толика сила и помощь – от дремудрости ли человеческой или силы или от крепости места? Никако; но от бога ей необоримаа сиа крепость и заступление есть. Колици бо колижды нечестивии хотевше истребити тоа от хранящиа еа благодати, избавлена бысть, богоборцем истребленым.

Но добро есть, в сей части слова дошедши, и особное некое поведание чюдес, бывших от бога на съхранение и пребытие места, предложити крепкой твоей дръжаве, да имаши наиболшее желание к святому оному месту. Слыши убо, слышах в Святей горе многажды от многых старцев достоверных, поведающих некую таковую чюдную повесть. Глаголаху бо, яко богоненавистный агаряньский властелин, благочестивых царей разоритель Мехмет султан, възшед на гору Косинскую близ града Серрскаго, идеже създан есть чюдный некий монастырь во имя почитаем пресвятейшиа владычица нашеа богородица, к речем прииде с пресвятейшим патриархом Констянтиняграда господином Дионисием, тамо тогда пребывающим, ему же глаголаше, яко желаше ехати видети горы Афонскыа и еущаа тамо монастыри, како ся имеють, блаженнейшему же патриарху отвещавшу, яко в власти его есть ехати и не ехати. Он же рече: добро есть нам господарем греческым бывшим познати нам работающих, по словесех же тех на сон обратившуся нечестивому. Священный Дионисие скорбен бысть, всенощную молитву владыце Христу приношаше за Святую гору, моля, да некоим премудрым смотрением отвратит нечестиваго пагубное устремление; его же молитвам услышанным от бога сновидение предста нечестивому, видяше бо ся ему уже въсходити на еликую отражу и в восхожении срести его от връха Горы мужей неких страшных огнеобразных и въоруженных на конех огненых седящих и претящих ему ту, скоро погубити его, аще нескоро въспять обратиться. Той же устрашився възбну священному Дионисию страшный сей сон поведа и яко не полезен себе есть, еже тамо приход глаголав, преста проклятый от умышленна. Сие чюдное поведа многажды блаженый Дионисие, последи пришед в нашь священный монастырь Ватопед.

И бысть явно тамо всем отцем и есть непререкованно: ин некий пръвый советник султан Баязит[ов], зело ненавидя Святую гору и ища ю истребити, прети посланным к нему с дары отцем нашим, яко скоро еа опустит и агарян вместо мнихов вселит в монастыри. Отцем же нашим възопившим с въздыханием и глаголавшим: мы на владычицу нашу пречистую богородицу надеемся и вемы, яко та защитит и нас и место святое свое. Богоборець той нужи пришедши молнии бо с небеси о некий пирг приразися, в нем же лежаше пучешное зелие, еже и възгореся внезапу, многы и великиа домы истреби и человекы многы погуби, тамо скоро пришед за еже помощи, – каменем от стены силне устреленым в бедру поражается смертне, от того болезнию ят зле умирает по неколицех днех, прещении не възмог съвръшити.

Мних некий некоеа ради беды избег от Фесолоникыа, к нашему священному монастырю прибежа, ид еже обрете книгу царя Иоанна Кантакузина ю же он на Маамефа написа, прочиташе любезне; по некоем же времени възвратися в Фесалоникею и ят от агарян и незлобием веры Христовы отвръжеся; по сих же болший студ неже славу получити желаа, възыде в Констянтиньград и мучителю пръвых советников друг бываеть, иже и дръвое на Святую гору вины взыскующа, тогда обретоша благополучну вину и достойну их злобе, богоотвръженый же той откры им, яко в монастыре Ватопеди есть книга некаа, Маамефа зело похуляа, и злохитрьство съставивше на всю Святую гору, мучителю сие възвестиша и богоотметника оного похваливше пред мучителем, въставляаху его на Святую гору, он же ибо бе свыше удръжан, осудив отступника оного, и уничижив, бити зельне повеле, преклятый же той, отвсюду отчаавср, в печаль зелну впаде и к печали моровым недугом поражается и обезумився чрез всю нощь аки пес лааше даже до зори и своа уды изъяд скверную свою душу зле отрыгну, другый Иуда быв.

Ин нечестивый, предний писарь послан в Европию, лихоимством зелным и нечестием одръжим, запрети внити в Святую гору, и вся яже там написати, даже и до древ плодоносных и дань тяжчайшу наложити Святой горе. Входя же с великою яростию и сверепством, доиде до некиа пашни нашиа ватопедьскиа, еладьава нарицаема, иде же яд и пит, вечере здрав прескверный, усовным недугом зелне поражается в полунощи и до зорей прескверную свою душу с зелнейшими болезньми извръже. Но чюдес поведание таково есть, твое же боговенчанное царство, аки суще в всех и надо всеми благочестивейшее и разумнейшее, сице ипревзыти всех благоизволи изъобилными даровании и царьскими заступлении, место то святое богородици благотворя и наипаче честный и священный монастырь Ватопедь, иже и изначала приснопамятным Палеологом твоим прародителем весь бе и оттуду благодааниа аки реки текущиа приемляше, яко же и златопечатленное слово приснопамятнаго Андроника изьявляеть, его же и принесохом сема убо, не явихом же силному царству твоему даже до сего дни, ожидающе твоего царскаго повелениа. Но сиа убо такова суть и к толику довлеють. Аще же негде речено есть, что не исполнене, несть дивно, зане не о всех подробну глаголати обещахом в начале, и сие не по страсти некоей сътворивша мя некто да мнит или по зависти сиречь или ради лености, яко некто недобре възмнит, милосерд ми да будет господь, не того ради, но убоався да неискусством речи и неведением коегождо монастыря истины одръжим, досажу убо честным и в истияну божественым тем обител ем, обрящужеся и к твоему божественому и высокому царству лжущь, им же что может быти паче поносно и зазорно житие иночское избравшему.

Здрава в всех и победителя и благоденствена да съхранит господь благочестивейшаго самодръжца нашего и царя Василиа Ивановича Палеолога. Максим монах». (Подпись имеется только в этой рукописи).