Вы здесь

Версия для печати

Русские писатели о святых местах. И.С. Тургенев, Н.Н. Страхов, С.П. Шевырев, гр. С.Д. Шереметев.

М., 1899.
Российский государственный архив древних актов
Библ. ОФР. № 44984.

Печатный экземпляр.

Николай Николаевич Страхов (1828–1896) – российский философ, публицист, литературный критик, член-корреспондент Петербургской АН (1889), первый биограф Ф. М. Достоевского. 

Активный сотрудник неославянофильских журналов «Время», «Эпоха», «Заря», в которых он отстаивал идею «русской самобытности» и монархии, подвергал критике либеральные и нигилистические воззрения, бывшие весьма популярными, высказывал своё враждебное отношение к западу и опубликовал ряд статей против Чернышевского и Писарева. Вместе с тем Страхов был видным философом-идеалистом, пытавшимся построить систему «рационального естествознания», основанную на религии.

Н.Н. Страхов окончил Костромскую духовную семинарию в 1845 г., исповедовал глубокие религиозные убеждения, которые не покидали его на протяжении всей жизни и составили впоследствии важнейший элемент его философии. Вместе с тем сравнительно рано у Страхова проявился интерес к естествознанию, что и привело его на физико-математическое отделение сначала в Петербургский университет, а затем в Главный педагогический институт. После окончания курса он в течение нескольких лет преподавал физику и математику в гимназиях, а в 1867 г. защитил магистерскую диссертацию «О костях запястья млекопитающих». Примерно с этого же времени началась и литературная деятельность Страхова.

В 1881 г. совершил путешествие на Афон и оставил об этом воспоминания.

«…пусть в моих впечатлениях и оценках можно заметить некоторое пристрастие. Прибавлю только одно: эти непрерывные молитвы неразлучно связались в моей памяти с мыслью об Афоне. Когда я вспомню о своей поездке и о любезных моих монахах, я не могу их себе представить иначе, как в церкви, за молитвой. Там, за дальними морями, на светлом юге, в цветущей своей пустыне, они стоят в больших и малых храмах, с лицами и сердцами, обращенными к Богу. Когда бы я ни вспомнил о них, утром, или вечером, или ночью, я знаю, что они делают: они поют и славословят, или молчат и благоговеют. И вот уже тысяча лет, как восемь или десять тысяч этих монахов совершают эти непрерывные молитвы, которых я был очевидцем. При таких воспоминаниях, при картине, возникающей в моем воображении, умиление неотразимо проникает в душу, и пробуждается то чувство, которое так ярко горит на Афоне, – жажда молитвы».